Следствие по-геленджикски — виновная невиновную обвиняет

Доказательства вины предпринимателя из Геленджика строятся на показаниях партнера, виновного в 16 эпизодах мошенничества!

Генеральный директор риэлтерской фирмы «Лидер-Инвест» из Геленджика Лидия Соловьева оказалась обвиняемой в двух эпизодах мошенничества. По версии следователя следственного отдела полиции по городу-курорту майора Дубовенковой,  присвоила деньги клиентов, не выполнив работу. Главным свидетелем по делу проходит госпожа Перенижко – коммерческий директор этой же фирмы, имевшая право подписи финансовых документов и получение денег, в том числе и «мимо» кассы предприятия.

Любопытно, но следователь Дубовенкова признает показания госпожи Перенижко достоверными, несмотря на то, что коммерческий директор ранее признана городским судом виновной по 16 эпизодам мошенничества, из которых 15 – в особо крупном размере. Вызывает вопрос не только доверчивость майора полиции, но и подозрительная по нынешним временам гуманность Фемиды – городской суд приговорил мошенницу к пяти годам лишения свободы, а Краснодарский краевой суд изменил их на условный срок. Который главный свидетель этого дела и отбывает в настоящий момент.
Знакомая с делом краснодарский адвокат Людмила Александрова пояснила порталу «ЗА Краснодар», что первый эпизод носит гражданско–правовой характер: риэлтерской фирме заказали услуги по подбору земельного участка, фирма «Лидер-Инвест» эти услуги оказала – участок был подобран, прошел все положенные по закону процедуры, к слову, достаточно затратные, так как он находился в лесном фонде. Но в последний момент заказчики от него отказались. И следователь усмотрела в этом – деньги на процедуру оформления уже были потрачены – факт мошенничества.

Второй эпизод вообще вызывает недоумение – по показаниям госпожи Перенижко, осужденной по 16 эпизодам мошенничества, некий застройщик передал ей деньги для того, чтобы Соловьева отвезла их в качестве взятки в краевой суд. Сам застройщик подтверждает, что передал деньги Перенижко. Она этого не отрицает. Факт передачи денег Соловьевой основан исключительно на показаниях мошенницы и ее мужа, якобы, видевшего компаньонов в краснодарском ТРЦ «Красная Площадь». Но передавала ли его знакомая деньги Соловьевой и какую сумму, он не знает. Получается, следователь Дубовенкова безоговорочно верит показаниям мошенницы, а показания несудимой Соловьевой считает недостоверными. Каково?

Особую заинтересованность следствия, по всей видимости, не желающего объективно и непредвзято вести дело, подтверждает и невозможность пообщаться с подозреваемой адвоката Людмилы Александровой.

17 марта этого года она прибыла в отдел полиции для участия, в качестве защитника, в очной ставке. Адвокат вышла к автомобилю за ордерской книжкой, но внутрь ее уже не пустили. «Начала звонить в ГУ МВД по Краснодарскому краю, дежурному прокурору, в управление собственной безопасности, — рассказывает юрист, впервые столкнувшаяся со столь вопиющим нарушением закона. – Но оперативной реакции не последовало. Сотрудники заявили, что указание не пускать меня дала следователь Дубовенкова и начальник дежурной части Попов». Людмила Александрова подала жалобы в прокуратуру Геленджика, откуда их отписали… в следственный отдел, на который адвокат и жалуется. Порочный круг замкнулся.

Воспрепятствование общению с адвокатом, вероятно, связано с фактически избиением Соловьевой, произошедшим за несколько дней до этого – полицейские, скорее всего, намеревались скрыть от защиты кровоподтеки и ссадины на теле подозреваемой. 13 марта в кабинете следователя в здании следственного отдела полиции по Геленджику к Соловьевой были применены методы физического воздействия, продолжает защитник. На теле женщины, и это подтверждено медицинским освидетельствованием, после общения с полицейскими появились кровоподтеки плеча, ссадины на руках. Женщина показала, что во время борьбы – полицейские отбирали у нее телефон – не только получила травмы, но и сломала ногти.

После того, как адвокат Александрова подала заявление в прокуратуру Геленджика о причинении Соловьевой телесных повреждений, следователь Дубовенкова срочно допросила, внештатного сотрудника полиции Дмитрия Вольфа, который (допрос есть в деле) прямо заявил о конфликте между следователем и обвиняемой, что служит  косвенным доказательством причинения Соловьевой травм.

Вольф показал, что Соловьева набросилась на следователя первой. Но тогда почему его допросили после заявления Александровой, почему не был составлен рапорт, процедуре не дали законный ход, а замяли?

«Кроме того, следователь полностью игнорирует указания прокуратуры Краснодарского края и прокурора Геленджика об устранении нарушений в ходе предварительного следствия. Заместитель прокурора края и прокурора Грязнов следователю Дубовенковой не указ!» — возмущена адвокат Людмила Александрова.

Жалобы на применение недозволенных методов регулярно поступают от задержанных полицией Геленджика. Из открытых источников известны жалобы на пытки правоохранителями города–курорта: в декабре 2012 года с заявлением на пытки электрошокером, принуждение сознаться в якобы совершенном преступлении, в СКР обратился задержанный полицией 26-летний житель Геленджика. О криках пытаемых в ИВС полиции Геленджика заявили находившиеся там активисты Зуфар Ачилов и Владимир Иванов, недозволенные методы применялись, с их слов, и в отношении их самих. В комментариях к этим новостям можно прочитать еще десятки примеров «усердствования» полиции Геленджика. Но прокуратуру города-курорта, «спускающую» жалобы тем, на кого, собственно, и жалуются, это мало волнует.

 

Никита Серебрянников

Cоциальные сети
Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Оставьте свой вопрос или комментарий
Ольга № 134 | 24 июня 2014 15:06:23
Хорошо Перенижко наваровала, если способна оплатить услуги и прокурора и следователей. За хороший "откат" можно легко найти "козла отпущения", кем и оказалась Соловьева. Наверное, если б воровала вместе со своей "напарницей", то тоже оказалась "невиновной", а коль денег на взятку нет, мы на тебя все и повесим...

                                  

Я.zen