За жизнь - 200 тысяч

В Северской ЦРБ Краснодарского края пациента связали «с целью профилактики самоповреждений». Обездвиженный мужчина задохнулся собственными рвотными массами

Вдова погибшего в 2012 году жителя Северского района Александра С. добилась признания судом вопиющих нарушений при оказании медицинской помощи ее мужу. Изначально Северский районный суд в иске отказал, но краевая Фемида установила вину медиков, определив размер компенсации морального вреда в 200 тысяч рублей. В ходе разбирательства вскрылись шокирующие подробности изнанки кубанского здравоохранения, применяющего методы, запрещенные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Правовую помощь родственникам погибшего оказал Первый объединенный Союз юристов Кубани.

Списали на… обильный прием пищи

Обстоятельства этого дела таковы: 20 февраля 2012 года 39-летний Александр С. получил ножевое ранение в живот. Скорая помощь доставила его в хирургическое отделение, в ту же ночь произвели операцию, длившуюся около двух часов. Состояние пациента оценивалось как тяжелое, врачи отметили у поступившего к ним мужчины запах алкоголя.

Медикам должно быть известно, что одним из ранних послеоперационных осложнений может стать снижение тонуса мышц, проявляющееся в рвоте, затрудненном дыхании, задержке стула и газов. При этом мужчину «с целью профилактики самоповреждений фиксировали в кровати фиксирующими повязками», то есть фактически обездвижили, привязав его. Насколько вынужденной была эта мера судить сложно, однако в медицинской карте указано, что пациент находился в сознании, отвечал на вопросы и не имел признаков острой психопатии.

Спустя трое суток, все еще находившийся на привязи Александр С. умирает из-за асфиксии рвотными массами. Грубо говоря, мужчина задохнулся собственной рвотой, так как из-за фиксации, применённой гениями кубанского здравоохранения не смог  самостоятельно даже повернуться.

Это нашло подтверждение в выводах судебно-медицинской экспертизы: «Смерть С. наступила от асфиксии развившейся вследствии закрытия дыхательных путей рвотными массами».

Вдова и дочь погибшего пытались установить правду, но столкнулись с бюрократическими отписками. Только после вмешательства Первого объединенного Союза юристов Кубани они дошли до суда. 17 августа 2016 года судья Северского районного суда Виталий Макаренко отказал в иске, сославшись: «Медицинская помощь оказана в полном объеме. Развитие имевшего место у С. послеоперационного осложнения в виде гипотонии (атонии) кишечника и как следствие асфиксии рвотными массами, является непредсказуемым, отягощающим фактором, в данном случае является обильный прием пищи и алкоголя накануне травмы». То есть не медики должны были позаботиться о наблюдении за пациентом и оказании ему помощи, а он сам, предугадав ножевое ранение и операцию, сидеть несколько дней на строгой диете.

- Во время пребывания в учреждении С., в дневниковых записях, постоянно отмечается о наличии у больного обильной неукротимой рвоты, а также о том, что медперсонал, якобы, отмывал желудок до «чистых вод».  Так что, прием пищи перед ранением никак не мог явиться отягощающим фактором, - опровергает вывод районного суда руководитель Первого объединенного Союза юристов Кубани Сурхо Амалиев.

Связывание запрещено

Ошибку районной Фемиды исправила апелляция Краснодарского краевого суда.

«Обоснование о необходимости применения к С… являлось недопустимым и противоправным. Более того, фиксация пациента, то есть привязывание конечностей к больничной койке, является недопустимой при оказании медицинской помощи и не предусмотрено как метод лечения в соответствии с Правилами и Порядками оказания медицинской помощи» - говорится в судебном определении.

Краевым судом подтверждено, что фиксация – привязывание конечной к кровати – является видом физического насилия, нарушающего положение Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В 2014 году Европейский суд по правам человека вынес решение по похожему делу, считая недопустимым фиксацию пациента к кровати против его воли.

- Медперсоналом Северской центральной районной больницы обездвиживанием С. путем его связывания нарушены требования к безопасности оказываемой медицинской услуги. Обездвиживание пациента фиксацией создавало неблагоприятные условия для возможного освобождения дыхательных путей самостоятельно С. во время приступа рвоты. И наоборот, благоприятствовало развитию асфиксии посредством аспирации, что и привело к смерти С., - подытожил Сурхо Амалиев.

Согласившись с доводами вдовы Александра С., апелляционная судебная коллегия полностью удовлетворила жалобу, отменив решение Северского районного суда и приняла новое решение, определив взыскать с Северской ЦРБ 200 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Напомним, что это далеко не первое дело, когда за внешним благополучием кубанского здравоохранения вскрываются неприглядные, а порой и шокирующие факты. В 2012 году после прививки от гепатита в Славянске-на-Кубани умер полуторамесячный малыш – в ответ на просьбу что-то сделать с распухающей ножкой врачи хамили матери и советовали прикладывать компрессы. В декабре 2015 года в родильном отделении туапсинского поселка Новомихайловского умерла роженица, как рассказали родственники погибшей вместо оказания медпомощи сотрудники отмечали день рождения главврача. В октябре того же года в Новокубанском районе из-за инъекции взрослой дозы антибиотика умер трехлетний малыш, поступивший с диагнозом «бронхит». В октябре 2016 года после падения скончался 63-летний житель станицы Новотитаровской, врачи отказали принять его в больницу и, выписав мазь с обезболивающим, отправили домой. Из-за халатности врачей краевой клинической детской больницы, поставивших двухлетнему мальчику катетер для взрослых, в следствие гипоксии у малыша отмер мозг, он стал «овощем» и после нескольких лет мучений умер. 

В эти дни, в краевом онкодиспансере умирает женщина, которой при удалении опухоли в желудке недосмотрели наличие свища, ставшего в дальнейшем причиной перитонита. Пока боролись с инфекцией в брюшной полости, отказала почка. Химиотерапию, когда человека можно было ещё спасти,  проводить отказались. Теперь метастазы распространились по всему организму, человек лежит, мучительно ждёт смерти. Виновные так и не будут наказаны. Просто операцию назовут - неудачной.

Живая и мёртвая вода

В свою очередь, в частных беседах, врачи с ужасом рассказывают, что в реанимации  как минимум одной из краснодарских(!) больниц, для спасения пациентов у них имеется в наличии только «сладкая» и «солёная» водичка – глюкоза и физраствор. В остальном, организм человека должен решить сам – жить или умереть. Причём по документам, фиктивно, назначаются и списываются  дорогостоящие препараты. Поэтому медперсоналу строго настрого запрещено брать у родственников лекарства. А как проверишь, чем лечат умирающего близкого тебе человека? Ведь вход в реанимацию запрещён! У докторов логика простая - выступишь против системы, работы врачом в регионе тебе не видать никогда, сгонят.

Это только самые резонансные, попавшие в СМИ подробности о достижениях кубанской медицины, о которых нам не расскажет губернаторская пресса. Очевидно, что даже после смены весной 2015 года, команды губернатора, ситуация на местах не только не меняется, но и усугубляется. И пока одни врачи самоотверженно спасают жизни, другие, по-прежнему становятся причиной смерти больших и маленьких пациентов. А чиновники от медицины, как зарабатывали на жизни и смерти, так и продолжают своё грязное дело.

Cоциальные сети
Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Оставьте свой вопрос или комментарий
Дискуссия еще не началась. Вы можете быть первым!

                                  

ТИЦ Яндекс.Z