Мурат Гунажоков: я не стал марионеткой

Начальник ГУ  Адыгеи рассказал порталу «За Краснодар» о двойной игре главы республики Тхакушинова, конфликте с премьер-министром Кумпиловым и уголовном деле, по которому уже полгода не ведутся следственные действия

 

1370974194_1

 

«Таких мерзавцев я в премьерах еще не видел»

- В должности руководителя МЧС Адыгеи я с 2007 года, до этого год был исполняющим обязанности начальника. В 2003 году с отличием закончил Академию гражданской защиты (Москва). На должность назначал меня лично. За оперативное реагирование на чрезвычайные ситуации – наводнения в республике – награжден медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. После наводнения в Крымске мы со спасателями выехали туда самостоятельно, не дожидаясь команды, как только узнали о трагедии, – награжден именным оружием, — делится Гунажоков.

Вскоре после назначения на пост главного спасателя Адыгеи глава республики  поручил Мурату Нурбиевичу проверить разработку карьеров в русле рек, угрожающих опорам мостов. Начальник регионального управления МЧС ответил, что не его полномочия устанавливать – законно идет разработка или нет? Но Тхакушинов попросил просто проехать, оценить ситуацию на месте и доложить ему.

- К одному из таких карьеров – в районе аула Бжедугхабль — я подъехал, там стояла очередь большегрузов – порядка пятидесяти, может больше. Из-за неконтролируемой выборки из реки гравия разрушались габионовые покрытия, в свое время установленные Кубанским водным управлением для защиты берегов, что угрожало целостности моста. Как только я подъехал, все машины резко разъехались…

Вскоре на меня вышел глава Красногвардейского района, попросивший «не вмешиваться». Он же сказал, что сейчас мне перезвонят. Позвонил тогдашний руководитель налоговой инспекции по Майкопу, на сегодняшний день премьер-министр республики Мурат  и просит – встретиться с ним прежде, чем заехать на доклад к Тхакушинову. На встрече он начал намекать, чтобы я закрыл на все глаза, так как скоро он станет руководителем региона, потому что Тхакушинов по состоянию здоровья, скорее всего, сделает его своим приемником, так как он уже больной и немощный. Ответил – думай, что говоришь! Разговор вышел достаточно жесткий.

О ситуации на карьерах я доложил главе республики, пересказал и диалог с родственником (Кумпилов – племянник жены Тхакушинова – прим.авт.), Аслан Китович ответил, что таких мерзавцев в премьерах видеть не собирается. Вместе посмеялись над этим. Намного позже понял, что это была игра – все уже было решено.

GUS6614

 

Премьер назначает уборщиц и пожарных

- В процессе службы конфликтные ситуации с Кумпиловым возникали еще несколько раз, — продолжает Гунажоков. – Однажды премьер-министр вызвал меня к себе, в приемной простоял три с половиной часа. Когда зашел в кабинет, проговорили, буквально, секунд тридцать. Спрашиваю – нельзя было это обсудить по телефону? Кумпилов ответил – мол, он руководитель и ему решать, кому и сколько ждать. Спустя время, я увидел отношение премьера к людям, которые его окружают. Пока те дожидаются в приемной, он наблюдает за их поведением через видеокамеру. Кто безропотно дожидается, просиживая рабочее время, окажутся «под ним», а кто уходит – тех ждет увольнение.

Еще от Гунажокова требовали согласовывать с премьером всех, кого берет на работу. Понятно, что республика небольшая, но не дело премьер-министра согласовывать трудоустройство рядовых пожарных и уборщиц!

За годы руководства МуратомНурбиевичем управлением в республике по линии МЧС было порядка восьми или девяти крупных строек. Ни по одной из них вопросов у надзорных органов не возникало. Тем более заказчиком выступали не адыгейские ведомства, а Москва или Ростов.

Одна из таких строек федеральной целевой программы «Пожарной безопасности России» — пожарная часть в станице Ханской. Она была возведена в 2010 году в рамках федеральной целевой программы «Пожарная безопасность России». Сам многотысячный поселок не был прикрыт ни одним подразделением пожарной охраны, рядом находится военный аэродром, у республиканского управления не было, как таковой, базы для складирования имущества и топлива, ремонтных мастерских. Пожарная часть в Ханской не только включала помещения для перечисленных нужд, но и собственный топливозаправочный пункт, автономную водонапорную башню. Приезжавшие из Москвы комиссии признавали ее одной из лучших в системе МЧС.

 

ФСБ разбирается в стройках лучше Госстройнадзора

- По «Градостроительному кодексу РФ» приемку готовности возведенных зданий проводит государственный стройнадзор, инспектор которого дает заключение – построено ли здание в соответствии с проектно-сметной документацией. На основании его заключения документы передаются в управление архитектуры, — разъяснил порядок руководитель МЧС Адыгеи.

В случае с пожарной частью в станице Ханской инспектор госстройнадзора никаких нарушений не выявил, управление архитектуры дало разрешение на ввод в эксплуатацию. Единственный недостаток – не эксплуатировался топливозаправочный пункт, на пуск и наладку которого не были выделены деньги из бюджета, а проектом это не было предусмотрено,  потому он пока «законсервирован».

- В апреле 2012 года в правоохранительные органы поступило анонимное заявление о том, что заправочный пункт вообще не построен. Взявшаяся за проверку военная прокуратура установила, что это не так. Подрядчик построил его в соответствии с проектом, но пуско-наладочные работы не провел, так как это не было оплачено, — комментирует Гунажоков.

Затем проверку проводил Следственный комитет, который шесть раз отказывал в возбуждении уголовного дела. По инициативе МВД проведена проверка Росфиннадзора, также не выявившая нарушений – денежные средства освоены правильно, вопросов нет. Но сотрудники республиканского ФСБ продолжали считать, что разбираются в стройках и расходовании бюджетных средств куда лучше специалистов профильных структур, поэтому в Москву продолжали поступать рапорты… Дважды приезжала проверка и из центрального аппарата МЧС, которая полностью согласилась с доводами предыдущих комиссий – все построено правильно, нужны деньги на пуско-наладочные работы.

Уточним, что заказчиком стройки выступало не управление МЧС по Адыгее, а ЦУКС – Центр управления кризисных ситуаций, который являлся самостоятельным юридическим лицом. Приемку осуществил госстройнадзор. Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию дало управление архитектуры города Майкопа. А уголовное дело возбудили на Гунажокова. К слову, это далеко не первая попытка – в 2012 году его пытались «подставить» со строительством пандусов в здании республиканского управления, но уголовное дело было оперативно прекращено, выяснилось, что на тот момент он даже не находился в республике.

– Согласно обвинению, я нанес ущерб на 214 тысяч рублей. Почему я, непонятно? Заказчик – не я, принимал здание – не я, ход строительства контролировал – не я, все это функции других органов, – недоумевает главный спасатель Адыгеи. – Единственное доказательство в деле – ксерокопия акта рабочей комиссии, на котором стоит моя подпись. Но откуда взялся этот документ и имеется ли его подлинник? – следствие молчит. К тому же он не имеет юридической силы и не может быть доказательством, так как совершенно не мои функции и полномочия  принимать здание в эксплуатацию или нет!

Сам  уверен – уголовное дело возбуждено, потому что он не стал марионеткой в руках руководства республики, не хотел заниматься противоправными действиями, на которые его склонял один из руководителей, и не стал по командам сверху незаконно третировать проверками строительные организации и фирмы.

 

Комментарий юриста:

–На момент возбуждения уголовного дела против Гунажокова, существовали все документы, подтверждающие наличие топливозаправочного пункта, в том числе ввод в эксплуатацию и постановка на кадастровый учет, передача в оперативное управление республиканскому ФГУ ЦУКС МЧС, – пояснила адвокат Людмила Александрова. – При этом следствие вменяет Гунажокову в вину использование служебного положения с целью «продвинуться по службе», создать «хорошее впечатление» о себе, как управленце. Каким образом он мог это сделать, похитив, как считает следствие, 214 тысяч? Откуда взялась эта сумма, кем установлена на момент возбуждения уголовного дела? По версии следствия, на момент ввода в эксплуатацию пожарной части, топливозаправочного пункта не было вовсе?! Получается, следователь даже не удосужился проехать на место и убедиться, что заправка на месте еще с 2010 года! А лицо, которое должно понести ответственность ответственное за якобы существующие недоделки, «назначил» …

То, что нарушений при строительстве не было, подтверждает и Арбитражный суд Адыгеи – согласно его решению топливозаправочный пункт построен, договор выполнен в полном объеме, никаких нарушений не допущено, все материальные претензии к ООО «Куваев» не обоснованы!

- С декабря прошлого года никаких следственных действий не ведется, Гунажоков остается под подпиской о невыезде и не может выехать за пределы республики, что может служить еще одним доказательством заказного характера его преследования» – подытожила адвокат.

 

Андрей Кошик

Cоциальные сети
Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Оставьте свой вопрос или комментарий
Дискуссия еще не началась. Вы можете быть первым!

                                  

Я.zen